Ноя
30
2012

Сорокоумовские — меховые короли России.

В начале ХХ века фамилия Сорокоумовских гремела по всей России и далеко за ее пределами подобно сегодняшней славе модельеров Версаче или Пьера Кардена. Торговый дом «Павел Сорокоумовский с сыновьями» по праву называли законодателем мировой меховой моды. Шуба от Сорокоумовского считалась показателем престижа, горжетка с клеймом этого знаменитого дома говорила о том, что супруг обладательницы – солидный человек и с ним можно иметь дело.

Род Сорокоумовских известен с 1646 года, он происходит из древнейшего русского города Зарайска бывшей Рязанской губернии. Потомственный зарайский купец Петр Ильич Сорокоумовский (1777–1853), обвенчавшись с Анной Семеновной Дерягиной из известной московской купеческой семьи, переехал в Москву, открыл собственное меховое дело, которое вел со своими служащими один, пока не выросли сыновья. Построив на Б. Якиманке сырейную и скорняжную мастерские, он выделывал ценные шкурки и торговал пушным товаром в Китай-городе. Это стало стартовой ступенькой блестящей предпринимательской карьеры в России четырех поколений московской династии купцов Сорокоумовских на протяжении 108 лет.

Уже в 1818 году переулок, где жил Петр Ильич, стал называться Сорокоумовским (сейчас Средне-Земский), позже появился 2-й Сорокоумовский переулок.

При вступлении в дело сыновей Петра Ильича обороты фирмы увеличились, и это позволило открыть филиалы московских магазинов в Саратове, Киеве и Харькове.

Сорокоумовские совершают поездки на украинские и донские ярмарки, на Старую Макарьевскую (впоследствии Нижегородскую), а также на Ирбитскую, откуда шел основной поток мехового товара. Нелегкой ценой доставались московским торговым людям прекрасные меха соболя, горностая, куницы, лисицы – дорога на север была трудной: ехали многие недели, рискуя замерзнуть в пути, быть ограбленными или даже убитыми разбойниками. Купец должен был обладать не только предприимчивостью, но и отвагой, крепким здоровьем и выносливостью.

В 1841 году умерла Анна Семеновна (урожденная Дерягина), родившая мужу десять детей, из них четырех сыновей. В 1842 году при очередном посещении Ирбита, заразившись сибирской язвой, умер старший сын Петр. В 1853 году ушел из жизни сам глава семьи Петр Ильич. Его сыновья Павел и Дмитрий шесть лет совместно продолжали дело, а затем по обоюдному желанию разделились.

В 1859 году вернулся из-за границы получивший там блестящее образование старший сын Павла Петровича Петр Павлович, владеющий четырьмя иностранными языками. Этот год стал знаменательной вехой в истории фирмы.

До этого времени связь с заграничными торговыми домами в России осуществлялась через посредников – московские иностранные конторы.

Теперь Сорокоумовские напрямую завязывают взаимоотношения с западными партнерами и становятся крупнейшей компанией на мировом рынке мехов. Они регулярно посещают Лондонские мартовские аукционы и ярмарки в Лейпциге – тогда в главном мировом центре меховой торговли, имевшем ежегодный оборот около 40 млн марок. В Англию, Америку и другие страны русские меха раньше шли через руки Лейпцигских купцов.

В 1869 году Павел Петрович основал в статусе полного товарищества торговый дом «Павел Сорокоумовский с сыновьями», производивший главную торговлю в Москве, а также в своих отделениях в Харькове, Киеве, Одессе, Ростове-на-Дону, Варшаве, Саратове, на Нижегородской и Ирбитской ярмарках.

Павильон Сорокоумовских на Нижегородской ярмарке посещали императоры Александр II, Александр III и в 1896 году – Николай II с императрицей Александрой Федоровной.

Писатель Максим Горький засвидетельствовал «изумительной красоты меха Сорокоумовского среди экспонатов Всероссийской художественной выставки в Нижнем Новгороде» в своем романе «Жизнь Клима Самгина».

В начале 1870-х годов на месте мастерских Сорокоумовских на Б. Якиманке была построена скорняжная фабрика с учетом новейших достижений отрасли с использованием европейских технологий. В корпусе с проездными воротами на улицу, построенном по проекту архитектора А. Каминского, были расположены контора фабрики, квартира управляющего, квартиры служащих, спальни рабочих, приемный покой на 16 мест, столовая и кухня для рабочих.

В Москве у Сорокоумовских было три магазина, роскошно оформленных, с безукоризненно вежливым и внимательным персоналом. В главном магазине на Ильинке, 8, в центральном зале с портрета кисти В.А. Тропинина посетителей приветствовал основатель московской династии – Петр Ильич Сорокоумовский (фото в начале статьи. – Прим. ред.).

Русский мех был эталоном высшего качества. По выделке пушнины фирма считалась одной из лидеров в мире. Изделия отличались элегантностью, простотой, изысканным стилем и безупречностью линий. Фирма постоянно занималась разработкой новых технологий и фасонов. Перенести желание модельера на мех – очень сложная задача. Работу мехового технолога-стилиста можно сравнить с работой ювелира. На протяжении десятилетий, сотрудничая с ведущими европейскими фирмами, Сорокоумовские все более и более требовательно относились к гармоничности в соединении меха, модели и скорняжной технологии. Для совершенствования мастерства своих специалистов привлекались к работе лучшие модельеры и меховые технологи из Парижа и Лейпцига. Фирма издавала к каждому сезону великолепно иллюстрированные каталоги своей продукции на русском, немецком, французском языках.

Наряду с роскошными изделиями изготавливались товары для средних слоев населения и для детей.

Брат Петра Павловича Павел Павлович Сорокоумовский был известен как меценат, который финансировал экспедиции ученого Н.Н. Миклухо-Маклая и сопровождал его в поездках в Австралию, Индию, Сингапур. Страстный поклонник композитора Рихарда Вагнера, Павел Павлович передал тому необходимую сумму на аренду зала в г. Байрете (Германия) для показа новых опер.

В 1899 году торговый дом «Павел Сорокоумовский с сыновьями» был удостоен высокого звания «Поставщик двора Его Императорского Величества». Фирме было дано эксклюзивное право поставлять мех для реставраций государственной регалии российских царей – шапки Мономаха. В Оружейной палате Московского Кремля хранятся три отделанные горностаем мантии, изготовленные Сорокоумовскими для коронации императора Николая II. Во время церемонии в Успенском соборе каждую из трех мантий, длиной около трех метров, несли семь камергеров. Мех до сих пор сохранил свой блеск и мягкость.

В 1909 году в Москве широко и торжественно отмечался 100-летний юбилей фирмы Сорокоумовских. Газета «Московская жизнь» писала о юбилее: «Вчера торговая Москва справляла весьма редкий юбилей: исполнилось сто лет с того дня, как из маленького, скромного городка Зарайска приехал в Москву купец П.И. Сорокоумовский и открыл здесь торговлю мехами. Через сто лет это скромное дело разрослось в крупнейшее предприятие, руководители которого сумели занять видное положение в общественных организациях и пожертвовали из своих доходов многие сотни тысяч на дела благотворительности».

Один из адресатов многочисленных поздравлений юбилярам отмечал: «Гордимся честной службой фирмы, которая избрала себе целью не одну только меркантильную наживу, но безупречное ведение торгового дела ко взаимной выгоде купца и покупателя».

Московские рабочие и служащие Сорокоумовских в своем адресе писали: «В наш суровый век борьбы за существование, в периоды острой нужды многим из нас приходилось прибегать к Вам с различными материальными просьбами, с просьбами, так сказать, сверх заслуг, сверх уже оплачиваемого труда, и никто никогда не встретил у Вас отказа. При исполнении наших служебных обязанностей мы не видели в Вас сухости требовательного повелителя, наоборот, отношения Ваши были кротки, мягки и снисходительны и напоминали собой не отношение хозяина к служащему, а скорее трогательные отношения отца к своим детям. Все вышесказанное, глубокоуважаемый Петр Павлович, дает нам право видеть и приветствовать в Вас человека. Человека в Высшем, лучшем и глубочайшем значении этого Великого слова».

Октябрьский переворот 1917 года отнял у семьи Сорокоумовских дело жизни нескольких поколений. Петра Павловича с его семьей революционные события застали в Ницце, где он умер в 1922 году и похоронен на русском кладбище.

Сын Петра Павловича, оставшийся в России Николай Петрович Сорокоумовский, после третьего ареста был расстрелян 11 декабря 1937 года на Бутовском полигоне.

В бывшем доме Сорокоумовских в Леонтьевском переулке, где находится посольство Греции, как и прежде, висят те же картины, те же люстры, мраморные ангелочки по-прежнему украшают камин в каминном зале. Те же каминные часы продолжают отмерять неумолимое время.

Материалы подготовлены и предоставлены Международным фондом славянской письменности и культуры и Московским купеческим обществом.

Автор

Мария Сорокоумовская

Добавить комментарий



Введите необходимое число в пустое поле: *


Важно: Содержание комментариев на опубликованные статьи является мнением лиц, их написавших, и может не совпадать с мнением Администрации Сайта.

Условия размещения комментариев на Сайте:
Подлежат удалению комментарии:
-  содержащие оскорбления личного, религиозного, национального, и т.п. характеров;
-  содержащие информационные ссылки, не имеющие отношения к обсуждаемой теме;
-  обсуждающие действия Администрации сайта и модераторов.
-  нарушающие положения действующего законодательства РФ.

Нажатие кнопки "Добавить" является принятием этих условий.

Администрация Сайта не несет ответственности за содержание комментариев!